Видеоэкспонаты
  • Выставка «Пространство памяти моей души», посвященной 105-летию Галины Кривошапко

  • Виртуальная выставка «Наталья Семёновна Посельская – педагог от Бога»

  • Виртуальная выставка “Генрих Ильич Литинский — эпоха якутской музыки”, посвященную к 120-летию


  • Воспоминание З.И. Ивановой-Унаровой, профессора, заслуженного деятеля искусств РФ и РС(Я), искусствоведа.
    26 апреля 2020

    Рубрика #История_ММФНЯ Воспоминание З.И. Ивановой-Унаровой, профессора, заслуженного деятеля искусств РФ и РС(Я), искусствоведа.

    Из недавнего прошлого.

    Впервые идею о создании Музея музыки и фольклора Аиза Петровна озвучила мне в мае 1988г. Она говорила тогда, что это должен быть музей музыки, возможно, изоискусства и обрядового фольклора. Детали тогда еще не уточняли, но было понятно, что это будет музей оригинальный, не похожий, ни на один из существующих в республике. Я поддержала идею музыки и фольклора, но насчет изобразительного искусства засомневалась, так как есть такой музей, и будет сложно всё собрать под одну крышу. Потом, время от времени, Аиза забегала ко мне и рассказывала, как идут дела. Хлопот у нее было много: найти здание для музея, экспонаты, главное – финансовую поддержку. Для кого-то другого это были бы неразрешимые задачи, но не для Аизы. Задумано – сделано.
    Открытие музея состоялось 21 февраля 1991г. Народу собралось очень много, яблоку негде было упасть. Аиза Петровна выглядела великолепно в черном платье, в кружевной черной накидке, расшитой черным стеклярусом, сверху еще накинула шарфик бирюзового цвета. Она представила всех, кто имел отношение к музею, кто ей помогал словом и делом – таких оказалось довольно много. Из Парижа приехал Жак Карро. Привез свой перевод олонхо «Нюргун Боотур Стремительный» на французский язык с иллюстрациями Тимофея Степанова. На другой день Аиза пригласила домой гостей, чтобы ближе познакомить своих друзей с Жаком Карро. Были Анатолий Игнатьевич Гоголев с Альбиной, Лена Гоголева и я с мужем Володей (Владимиром Харлампьевичем Ивановым-Унаровым). Был теплый хороший вечер. Затем 6 марта, накануне Женского дня, в Национальной библиотеке Аиза организовала презентацию олонхо в переводе Жака Карро, вела вечер с присущей ей темпераментностью. Это была одновременно и презентация музея музыки и фольклора. Отрывок из олонхо читали С.Емельянов на якутском языке, Ю.Козловский – на русском и Жак Карро, естественно – на французском.
    1991-й был незабываемый год. В стране – экономический кризис, инфляция, пустые прилавки магазинов, продукты по талонам, промтовары распределяют по организациям. В своей тетради нашла такую запись: мне на работе досталось 1,5 метра клеёнки, Володе – две электролампочки по 25ватт и кроссовки 39 размера, которые никому не подходят в семье по размеру. Поражаюсь, как в таких условиях Аиза Петровна комплектовала свой музей. Конечно, мы все были политизированы. 10 марта мы с Аизой вышли на площадь Ленина в защиту Ельцина, за Российский референдум, за систему президентства в РСФСР, ораторы выступали против союзного референдума. Когда в августе произошел правый переворот, то мы не отходили от телевизора. В нашей квартире собирались, чтобы вместе смотреть телевизионные новости. По местного телевидению молодые журналисты во главе со Светланой Соколовой заявили, что они не признают антиконституционный переворот ГКЧП. Это было важно, так как центральное телевидение было парализовано. Показывали без конца балет «Лебединое озеро». А вечером над городом вдруг заполыхало самое настоящее северное сияние. Это мы приняли за хорошее предзнаменование. 15 марта Аиза улетела в Нью-Йорк вместе с Альбиной Борисовой, Александром Алексеевым и Валерием Шадриным. Я отправила с ней свои статьи про выставки Мунхалова и Степанова. Сейчас не понимаю – зачем отправляла, кому там нужны статьи про наши выставки? В июне этого же года Аиза познакомила нас с Марджори Балзер и ее мужем Харли, которых мы приняли у себя, поскольку у нас была большая квартира в одном доме с Аизой, только в разных подъездах. Аиза знала Марджори с 1986 года, теперь мы крепко подружились с Балзерами и до сих пор не прерываем дружескую и деловую переписку. Контакты с другими американцами благодаря Аизе происходили и раньше. В начале февраля из правительства позвонили, что сегодня в Дом художника придут посол США в СССР господин Джон Мэтлок с супругой и с сопровождающими их лицами из посольства. Тогда я была ответственным секретарем правления Союза художников Якутии. А.Н.Осипова почему-то не было, и я взяла на себя обязанность показать высоким гостям лучшие работы наших художников и косторезов. Когда посол Мэтлок рассматривал работы народных мастеров, заметил, что в Нью-Йорке, в музее естественной истории есть очень большая коллекция работ народов Сибири, в том числе якутов. Сказал, что нам неплохо было бы изучить эту коллекцию. Об этом же говорила его супруга Ребекка Мэтлок. С ней была Фрэнсис из посольства. Вместе с гостями пришли Владимир Николаев, заместитель председателя общества «Саха омук», журналистка из «Молодежки» Яна Угарова и, конечно, инициаторы встречи Аиза Решетникова и Валерий Шадрин, недавно побывавшие в Америке. Прежде чем сесть за стол, мы гостей пригласили в комнату дочери Марины и включили музыку. Госпожа Мэтлок спросила: «Это музыкальная комната?». У них в порядке вещей иметь в огромной квартире музыкальную комнату, биллиардную, гардеробную и т.д. В этом мы убедились позже, когда побывали в Вашингтоне в богатых домах. За столом говорили обо всем, кроме политики. Поскольку госпожу Мэтлок интересовали культура и искусство, Владимир Николаев рассказал, как ведется большая работа по возрождению национальной культуры саха. Гостье было любопытно узнать про частную жизнь советских людей. Сама она рассказала, что у нее прадед был известным охотником, о котором Элиот написал книгу, что у нее пятеро сыновей и один внук. Она извинилась, что совсем не говорит по-русски, зато ее муж знает 10 языков. А Фрэнсис недавно приехала из Испании и еще плохо понимала русскую речь, поэтому переводчиком был Владимир Харлампьевич. Он говорил медленно, но зато правильно, и гостьи хвалили его английский. Удивляюсь, как мы за короткое время смогли приготовить богатый стол с разными якутскими деликатесами, когда полки магазинов пустовали и зарплату выдавали не каждый месяц. Позже мы получили благодарственное письмо из посольства за гостеприимство.
    Для Аизы Петровны 1991-й год останется самым памятным в хорошем и плохом смысле: открытие музея, свадьба Алины и Гоши, поездки в Америку и Корею, летом сгорела дача, умер отчим Роман Семенович, а 11 июля умерла Ирина Михайловна. Трудно представить себе, как вынесла она столько эмоциональных нагрузок. Спасали хлопоты по музею, ставшему для нее настоящим детищем. 3 февраля следующего года Аиза Петровна организовала в «Чароите» вечер театральных анекдотов, посвященный годовщине открытия музея музыки и фольклора. Гости вечера – артисты Якутского драмтеатра, артисты театра оперы и балета, спонсоры, друзья рассказывали анекдоты. Было очень весело. Жаль, что не записала в дневнике хотя бы несколько анекдотов – я их не запоминаю, но, говорят, есть видеозапись.
    Затем Аиза начала готовиться к Международной конференции по шаманизму, разрабатывать тематику, список гостей, смету и т.д. Мне она предложила подготовить выставку «Тема шаманизма в изобразительном искусстве Якутии» и выпустить каталог. Ударным моментом выставки должны были стать картины Тимофея Степанова. В ходе подготовки выставки оказалось, что на эту тему есть много работ других художников, начиная с дипломной работы А.Осипова «Изгнание шамана». Со временем каталог превратился в красочный альбом и был издан только в 2000 году под названием «Лики шамана» на двух языках. Тема шаманизма была тогда самой модной темой не только в научных кругах. На самом пике был интерес у самого народа саха к возрождению своей традиционной культуры.
    Международная конференция «Шаманизм как религия: генезис, реконструкции, традиции» открылась в виде круглого стола 15 августа 1992 г. в зале Института космофизики, но это еще не было официальным открытием. Было заслушано пять докладов, затем гостей повели на выставку « Шаманизм в изобразительном искусстве Якутии», в Художественный музей на улице Хабарова. На другой день венгерские телевизионщики сняли телепередачу о выставке, которую я вела сама. Было обещано, что фильм будет показан в Венгрии, что речь будет переведена на венгерский.
    Приветствия и пленарные заседания конференции проводились 16-18 августа в актовом зале Академии наук. Желающих попасть туда было так много, что не хватало мест. Кроме 200 гостей, приехавших из 40 стран мира, все наши горожане хотели послушать выступления. Из улусов приехали шаманы и экстрасенсы и просто любопытствующие. Никогда не было такого, чтобы научная конференция вызвала такой ажиотаж. Во Дворце культуры прошел вечер «Камлание девяти шаманов».
    Открытие конференции было необычным: все собрались на площади перед Театром оперы и балета, зажгли костер и танцевали осуохай. На другой день гости, и организаторы поехали работать на теплоходе. Мы с Володей не попали на это мероприятие. Вернувшись оттуда, Марджори на обед пригласила к нам в гости В.А.Кондакова, которого уже называли «величайшим шаманом мира». Он не очень приветствовал конференцию, особенно тех, кто считает себя шаманами и экстрасенсами. Александру Григорьеву откровенно называл шарлатанкой. Но в гостях у нас держался очень корректно и даже пел: у него оказался хороший голос — баритон. На этом не закончились приемы гостей в нашем доме. По желанию Марджори, мы устроили еще один домашний вечер с приглашением президента центра шаманизма, профессора Михала Хоппала из Венгрии, этномузыколога Томаса Миллера из Нью-Йорка и, конечно же, была Аиза Петровна – организатор и вдохновитель всех мероприятий.
    26-30 ноября 2003 г. Музей музыки и фольклора провел Международную конференцию «Фольклор палеоазиатских народов», в которой я приняла участие с сообщением по материалам Джезуповской экспедиции, а также прочитала ранее не опубликованный доклад Владимира Харлампьевича «Параллели фольклора народов Северо-Востока Азии и северо-западной Америки». Пленарное заседание конференции вела замминистра культуры Надежда Михайловна Зайкова, которая перед моим докладом сказала слово о Владимире Харлампьевиче, не дожившего до этого дня. Аиза Петровна предложила включить его доклад в сборник материалов конференции. Я благодарна Надежде Михайловне и Аизе Петровне за теплые слова, сказанные в память о Владимире.
    В Музее музыки и фольклора проводится огромное количество мероприятий. Особенный акцент в последние годы делается на культуре малочисленных народов Севера. Сегодня Музей вышел на международный уровень, потому что его основатель Аиза Петровна Решетникова – человек решительный, зажигающий, генератор идей и, главное, все свои гениальные идеи доводит до конца!



    Author of the theme: Tonyc - freelance.ru/users/tonyc