Видеоэкспонаты
  • Выставка «Пространство памяти моей души», посвященной 105-летию Галины Кривошапко

  • Виртуальная выставка «Наталья Семёновна Посельская – педагог от Бога»

  • Виртуальная выставка “Генрих Ильич Литинский — эпоха якутской музыки”, посвященную к 120-летию


  • рубрика #эвенки_ммфня
    8 октября 2020
     

    Улгур (улгурил) – рассказы о случаях недавнего прошлого, которые передавались по тайге. У эвенков, живших на территории Якутии.
    Одё – одёкит («охрана»), ҥэлэму – («страшно») – «грех», так называли эвенки всякого рода обереги, запреты. Они имели несколько форм. Первая – повелительная – оканчивалась заключительным одё. «Не перешагивай через нож, топор! Ҥэлэму!»,«Не пролей крови оленя на тропе! Одё!»
    Вторая форма – вначале условие, затем повеление. Например, «Когда важенка телится, ее нельзя показывать многим людям! Одё!»
    Третья форма – обычная повествовательная с пояснением последствия. Например, «Женщина не может называть по имени ни отца мужа, ни его старшего брата – будет плохо!»
    Часть их была обусловлена соответствующими религиозными представлениями;
    Поговорки (турэчивкэ) зарегистрированы в единичных случаях. Например: «энэлгэ эвки гороё инэ («лентяй долго не живет») и др.
    Эривун – шаманские песни-кличи сбора духов-помощников. Они имели непереводимые слова. В слова этих песен чаще вставлялись слоги ритма.
    Сюжеты и эпизоды эвенкийского фольклора по своему происхождению и распространению очень разнообразны. Одни и те же эпизоды бывают включены в разные жанры. Например, эпизод бегства с бросанием назад включены в разные жанры. Например, эпизод бегства с бросанием назад предметов и с последующим превращением их в препятствие для погони вошел в мифы и в сказания. Эпизод прыжка через костер и убивание уколом в затылок вошел в сказки, в сказания и в заимствованную от бурят сказку.
    Василевич Г.М. отмечает, что эвенки использовали в сказаниях как свои художественные средства, так и общие для эпоса народов алтайской семьи. Так, например, подчеркивание значительности и величия сообщаемого выражалось в удваивании форм слова: идет и идет (ҥэнэдедерэн) и в удваивании слов в одинаковых и разных формах бежал,бежит (тухача, тухаран). Преувеличение, динамичность метафоры, характерные для фольклора народов алтайской языковой семьи, имеются и в эвенкийских сказаниях. Интересны стравнения. В некоторых из сюжетов просвечивают древние мифологические представления.
    Например, образ реки: вода реки – кровь человека, берега ее – спина, холм – голова, песок – зубы. В других сюжетов показано использование лука как рассекающего оружия: “Выпущу кровь твою на середину лука» и т.д.

    Исп. Литература Г.М. Василевич «Эвенки. Историко-этнографические очерки (XVIII – начало ХХ в.)


    Author of the theme: Tonyc - freelance.ru/users/tonyc