Видеоэкспонаты
  • Выставка «Пространство памяти моей души», посвященной 105-летию Галины Кривошапко

  • Виртуальная выставка «Наталья Семёновна Посельская – педагог от Бога»

  • Виртуальная выставка “Генрих Ильич Литинский — эпоха якутской музыки”, посвященную к 120-летию


  • Исследователи: Вацлав Леопольдович Серошевский
    15 июля 2020
    Вацлав Леопольдович Серошевский родился в августе 1858 г. (по другим данным в 1859 или в 1860 г.) в местечке Вулька-Козловска в Польше, которая в то время входила в состав Российской империи. Он происходил из семьи землевладельца, вынужденного бежать за границу после поражения восстания 1863 — 1864 гг. Имение Серошевских было потеряно, и юному Вацлаву пришлось начинать жизнь в крайне стесненных условиях. По своей натуре Серошевский был бунтарем. Когда его арестовали за участие в антиправительственных кружках, тюремная камера стала его университетом. Однако вскоре его занятия социологией и политической экономией были прерваны бунтом заключенных. Серошевский принимал активное участие в протесте узников и был приговорен военно-окружным судом к каторжным работам, которые ввиду его несовершеннолетия были заменены ссылкой в Сибирь. Весной 1880 г. Серошевский впервые увидел Якутию, где ему предстояло провести 12 лет. Ссыльному поляку определили для жительства Верхоянск. В предисловии к своей монографии о якутах Серошевский перечислил места, в которых ему довелось побывать. В частности, он писал, что «…кроме незначительных экскурсий в окрестности, я совершил поездку на лодке по р. Яне до Ледовитого океана…». Цензура не позволяла сказать большего, и у читателя могло сложиться впечатление, что речь идет чуть ли не об увеселительной поездке. Между тем это был до безумия дерзкий побег группы ссыльных весной 1882 г. Они собирались выплыть на парусной лодке в открытый океан и двинуться в сторону Америки. Впоследствии Серошевский описал эту эпопею в повести «Побег», закончив ее моментом, когда его товарищи вдохнули полной грудью океанский ветер свободы. В действительности эта история имела печальное продолжение. Лодку затерло льдами, и погоня настигла беглецов на острове недалеко от побережья. Полицейские власти безошибочно определили, что Серошевский был душой всего дела и главным строителем лодки. Его приговорили к наказанию кнутом, но не смогли привести приговор в исполнение, поскольку среди местных жителей не нашлось добровольного или наемного палача.
    Тогда было принято административное решение подобрать для Серошевского новое место жительства, отвечавшее следующим условиям: оно должно было располагаться в 100 верстах от судоходной реки, в 100 верстах от торгового тракта и в 300 верстах от любого крупного по якутским меркам населенного пункта. Теперь ему был закрыт доступ даже в Верхоянск.
    Под конвоем казаков ссыльного отправили в длительное путешествие, конечным пунктом которого стало селение Андылах в Колымском округе. Через несколько месяцев Серошевского перевели в еще более глухое урочище Енгжу в долине реки Алазея. Серошевский воссоздал картину этого сурового края в повести «На краю лесов». Еще в Верхоянске Серошевский женился на «милой двадцатилетней» якутке Анне. Она рано умерла, оставив дочь Марию. Серошевский официально признал ее права и не забыл после отъезда на родину. Мария стала учительницей. Поразительно, что отец и дочь, несмотря на огромные трудности, продолжали переписываться вплоть до 1933 г. Жена научила Серошевского первым якутским словам. Он признавался, что начал учить язык с тайной мыслью о побеге. Серошевский называл якутский язык «французским языком Северо-Восточной Сибири» (в ту эпоху французский являлся языком межнационального общения). Он рассчитывал, что, овладев языком, сможет легко разведать дорогу. В тех же целях он вел долгие беседы с якутами и записывал различные сведения. Постепенно работа увлекла Серошевского. Он вспоминал: «Вскоре я собирал последние (рассказы и предания) уже ради них самих. Я нашел здесь своеобразную поэзию и много полезных научных сведений».


    Author of the theme: Tonyc - freelance.ru/users/tonyc